Евгений Коротышкин: Брассом меня любая девушка обгонит

Автор  |  | eye_inv 3 130

Капитан сборной России Евгений Коротышкин, ставший на «Кубке Сальникова» вторым на коронной стометровке баттерфляем, подвел итоги 2014 года для себя и для всей команды, рассказал, чем занимается рекордсмен мира Маркус Дайблер после завершения карьеры и объяснил, почему не будет отдыхать в новогодние каникулы.

— Для вас медаль, добытая по крайней дорожке, уже классика?
— Не ожидал, что именно здесь попаду в финал только седьмым, потому что утренний результат после крупных соревнований появляется как бы сам собой. Но здесь уже в квалификации пришлось упираться. После чемпионата мира в Дохе все время были какие-то дела, никак не получалось восстановиться. Буквально накануне стартов участвовал в съемках для Москомспорта, процесс затянулся до пяти утра — плавал в прямом смысле круглосуточно, утром провел тренировку, а ночью повторил. Словом, ощущения были очень плохие — какое-то опустошение, эмоциональное и физическое. Слава богу, попал в финал и в нем поборолся. Утром по соседней дорожке плыл другой «сборник» Вячеслав Прудников, ориентируясь на меня, и вообще оказался девятым.

— Чемпионат мира дался тяжело?
— Мне вообще все тяжелее и тяжелее с каждым годом (улыбается). Тяжело еще и потому, что проблемы с организацией приводят к дополнительной усталости. Когда в дороге на финал проводишь по полтора часа, успеешь и понервничать, и успокоиться, и настроиться, и расстроиться. Если автобус начинал опаздывать больше, чем на час, к нему прямо в дороге прикрепляли мотоциклиста с мигалкой, чтобы дорогу расчищать. Поэтому считаю, что сборная в целом выступила на максимуме своих возможностей и достаточно удачно.

— Уже свыклись со званием чемпиона мира в кролевой эстафете 4×50 метров, где вы поучаствовали в утренних заплывах?
— Для меня это до сих пор определенный курьез, но медаль есть медаль. Да еще и золотая. На самом деле, в той ситуации выйти на старт мог выйти почти любой из национальной команды — запас прочности был очень большой, восьмыми в финал попали филиппинцы с отставанием почти в 10 секунд. Поэтому рад, что мне предоставили возможность выступить в этом престижном виде программы.

— Раньше вы говорили, что даже тренер Андреа Ди Нино смеется, когда вы пробуете плыть вольным стилем.
— Да, у меня по сравнению с ребятами, которые на этом виде специализируются, слишком высокий темп и я мало цепляюсь за воду. Но при всем при этом я способен хорошо проплыть 50 метров в 25-метровом бассейне за счет работы под водой. Вот на длинной воде это уже будет выглядеть по-другому (смеется).

— Правда, что Сергей Фесиков перед заплывом давал вам установку: не грести двумя руками сразу?
— И я ее выполнил! На самом деле, надо было разрядить обстановку, и я в шутку спросил Сергея, чем кроль отличается от баттерфляя. Посмеялись, настроились и пошли на старт. На самом деле, хотя я давно не практиковал вольный стиль, но проверил себя на чемпионате России, где проплыл стометровку за 48,1, и 50 метров за 21,9. То есть в эстафете, конечно, стартовал не наобум.

— Пару лет назад вы на этапах Кубка мира стартовали и на спине. Может, и комплекс освоите?
— У меня, в принципе, есть в арсенале все стили, кроме брасса. В нем меня, наверное, любая девушка обгонит. Поэтому можно даже не пытаться, ведь сейчас уровень плавания в мире очень высокий и плотность результатов поражает.

— Можете подвести итоги уходящего года?
— Для меня он прошел в таком свободном полете. Можно сказать, отдыхал головой, пытался искать вдохновение, представлял, что я уже не пловец. И через это хотелось вернуть желание соревноваться. Если говорить о сборной страны, то ребята молодцы. Есть проблемы, но они связаны во многом со сменой поколений, переходом ребят из юношеского плавания во взрослое. Над этим работает все наше руководство, пробует разные варианты. Молодежь ставят в эстафеты, отправляют на самые крупные соревнования. А старики просто подтверждают класс (смеется). Хочется, конечно, чтобы золота было больше, но время до Олимпиады еще есть. В следующем году чемпионат мира в Казани станет для всех хорошей пробой сил.

— Летом вы говорили, что не загадываете насчет участия в ЧМ-2015. Сейчас ясности больше?
— Нет, все по-прежнему. Весной предстоит отборочный чемпионат России, в команду ведь еще надо попасть. Это у американцев отбор прошел полгода назад и состав уже определили. Повторюсь, сейчас появилось много молодежи, плотность результатов высокая, поэтому все будет ясно в апреле. До этого турнира, надеюсь, доживу.

— Как относитесь к большому количеству рекордов на зимнем первенстве планеты?
— Запрещенные несколько лет назад комбинезоны на короткой воде, пожалуй, давали больше преимуществ, чем на длинной. Поэтому в 50-метровых бассейнах старые достижения начали бить даже раньше, но теперь пришел черед и 25-метровых. Ящик Пандоры открылся, можно брать. Главное, чтобы и наши ребята поняли, что это возможно. Например, Владимир Морозов на «Кубке Сальникова» не дотянул до рекорда Маркуса Дайблера 0,11 секунды.

— Если бы побил, пришлось бы немцу, уже успевшему после Дохи завершить карьеру, возвращаться в бассейн.
— Да, как мне рассказали, Дайблер еще полгода назад решил уйти из большого спорта. Сейчас делает итальянское мороженое, у него своя gelateria.

— Чем будете заниматься в новогодние каникулы?
— На самом деле, график на ближайшее время у меня очень плотный. Мне нужно писать диссертацию, я учусь в Высшей школе культурной политики при МГУ. Поэтому пока все отдыхают, буду корпеть над научными трудами. Плюс впереди госэкзамены, да еще и долги по учебе появились за время отсутствия в Москве. Если бы на голове были волосы, уже начал бы их рвать. А так — учиться, учиться и еще раз учиться.

Напомним, что Коротышкин на прошедшей в Петербурге церемонии вручения наград ВФП получил приз в номинации «За активную популяризацию плавания».

lavka post